Исторический контекст

Бóльшая часть свитков Мертвого моря была написана в период между II в. до н. э. и II в. н. э. В этот промежуток времени различные группы в Иудее боролись между собой за политическую и религиозную гегемонию. Свитки Мервого моря являются важнейшим первоисточником по истории этого периода и проливают свет на эти исторические события. Они иллюстрируют как различные евреи, жившие в период Второго Храма взаимодействовали с окружающим их миром.

Synagogue lintel decorated with a seven-branched menorah from Eshtamoa, Roman period

Притолока из синагоги в Эштемоа с изображением меноры. Византийский период.
Фото:
Йорам Лехманн

Будучи историческим первоисточником, «Древняя библиотека» свитков Мертвого моря позволяет нам заглянуть в исторический период времени, важный как для раввининистического иудаизма, так и для раннего христианства. Эти тексты обогащают наше понимание того, как зародились эти две религии; они также помогают нам пересмотреть наше понимание вопросов веры и практики в древнем иудаизме. Тексты Мертвого моря рисуют перед нами картину разнообразия и многогранности еврейской религиозной жизни и мысли в период Второго Храма. Они поистине революционизировали наше понимание мира, в котором зародились раввинистический иудаизм и раннее христианство. Несмотря на то, что ни раввинистические, ни христианские тексты не были обнаружены среди Кумранских рукописей, многие из религиозных идей и практик, с которыми мы ознакомились из последних, затем фигурируют также в более поздних еврейских и христианских произведениях. Oil lamp decorated with a cross from Bet She'an, Byzantine periodМасляный светильник с изображением креста. Бейт-Шеан, византийский период. Josephus Flavius,  1st century CE Jewish historianИосиф Флавий, еврейский историк I в. н. э.

До того как были обнаружены свитки Мертвого моря считалось, что еврейское общество в Иудее в период Второго Храма было монолитным, однородным. Находясь под влиянием стереотипов, исследователи ошибочно думали, что эта идея монолитности и однообразия находит поддержку в таких первоисточниках , как произведения Иосифа Флавия, других греко-римских авторов, новозаветные Евангелия, и раввинистические тексты. На самом деле, все эти источники рисуют картину многообразия, которая теперь может быть идентифицирована намного лучше и получает поддержку на основании текстов Мертвого моря. А именно, эти тексты говорят о нескольких еврейских сектах, таких как фарисеи, саддукеи и ессеи.

Свитки способствуют нам точнее понять, в чем состояли фундаментальные различия между этими сектами, и демонстрируют, насколько в действительности их разнообразные мировоззрения и практики отличались друг от друга. Похоже на то, что все древнееврейские группы соглашались с тем, что Библия играет важную роль, однако их понятия касательно того, что именно является священной литературой, могли сильно отличаться друг от друга. Кроме того, небиблейские тексты демонстрируют, что между сектами существовали глубочайшие противоречия в том, как интерпретировать Священное писание и как следовать его указаниям. Они углубляют наши знания в области древней интерпретации Библии, также как и наше понимание того, каким образом исторические события оказывают влияние на религиозную жизнь и идеи. Эти тексты проливают свет на философские диспуты относительно таких вопросов, как Храм и жречество, религиозный календарь и загробная жизнь. Более утилитарные диспуты фокусировались на вопросах исполнения закона в быту.

Arch of Titus (Replica, Beit Hatfutsot). Roman monument depicting the conquest of Jerusalem, 1st century CE

Триумфальная арка Тита (реплика, Музей диаспоры). Римский монумент, на котором изображено завоевание Иерусалима, I в. н. э.

Эти глубочайшие разногласия раскололи общество в период, когда колониальные амбиции Селевкидской, а затем Римской, империи достигли своего апогея. Они происходили в контексте военных вторжений и чужеземных вмешательств, начиная от завоеваний Александра Македонского, и заканчивая восстанием против Рима под предводительством Бар-Кохвы. Многие из свитков были написаны в период Иудейской независимости, когда евреями управляли иудейские первосвященники и цари Хасмонейской династии. Внутренняя и внешняя политическая нестабильность способствовала развитию идеи о том, что мир катится к погибели и скоро будет разрушен. Это и является историческим контекстом, сформировавшим мировоззрение авторов свитков – контекстом, который породил и христианство и раввинистический иудаизм.